Выставка одного предмета «ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ АОЙЯ КУЗЬМЫ ПЕТРОВА-ВОДКИНА» В РАМКАХ МУЗЕЙНОГО ВЫСТАВОЧНОГО ПРОЕКТА "УНИКАЛЬНЫЙ ЭКСПОНАТ". К 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАСТЕРА | Вологодская областная картинная галерея

Выставка одного предмета «ТАИНСТВЕННЫЙ ОСТРОВ АОЙЯ КУЗЬМЫ ПЕТРОВА-ВОДКИНА» В РАМКАХ МУЗЕЙНОГО ВЫСТАВОЧНОГО ПРОЕКТА «УНИКАЛЬНЫЙ ЭКСПОНАТ». К 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАСТЕРА

Творчество Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина (1878 – 1939) – одно из самых ярких, самобытных явлений в русском искусстве конца 19 – начала 20 века. Он был художником «единственным в своем роде и типичным сыном своего времени». Художественное формирование мастера проходило в период решительных перемен в русском и европейском искусстве, которое было проникнуто напряженным духом творческих исканий. На этой сложной почве и сформировалось искусство К. С. Петрова-Водкина.

Несмотря на то, что «работы Петрова-Водкина пронизывают импульсы, идущие от русской иконописи, старой итальянской живописи, Александра Иванова и Врубеля, Серова и Пюви де Шаванна, Борисова-Мусатова и Матисса», он не только создал собственный стиль и метод в живописи и графике, но также попытался научно и философски его обосновать. Незаурядный живописец и график, он был теоретиком, создателем педагогической системы, сформулированной им как «наука видеть». Формально принадлежа к объединению «Мир искусства», он, по сути, оставался вне группировок, прокладывая свой, сугубо индивидуальный путь в искусстве.

Человек исключительного творческого дарования, Петров-Водкин занимался и литературной деятельностью, им были написаны две автобиографические повести («Хлыновск» (1930), «Пространство Эвклида» (1932)), в которых нашли отражение и формирование взглядов художника на искусство, и путь его творческого становления. К литературным опытам Петров-Водкин обратился рано, но уже в 1907 году сделал выбор в пользу живописи. Сосредоточив внимание на изобразительном искусстве, он, однако, никогда не расставался и с писательским творчеством окончательно.

В начале XX века возросло внимание к вопросам чтения для детей, в связи с этим стали обсуждаться проблемы художественного и полиграфического оформления детской книги; наряду с текстом важнейшей частью ее стала признаваться иллюстрация. К иллюстрированию литературы для детей обратились такие художники, как Г. И. Нарбут, Д. И. Митрохин, Н. П. Ульянов, С. В. Чехонин, Б. М. Кустодиев и другие.

К. С. Петров-Водкин, как всякий большой художник, «нес в своем творчестве новое качество, то индивидуальное своеобразие, которое потом легло печатью на все, что было

сделано художником». Эти слова в полной мере можно отнести и к его иллюстрациям. Он проиллюстрировал не только свои автобиографические повести, но и очерк «Самаркандия» (1923), приключенческую книгу «Аойя» (1914), сказки и детские книжки других авторов, обращался он и к художественному оформлению произведений М. Ю. Лермонтова и А. М. Горького. Своими же иллюстрациями он не просто внес вклад в развитие искусства оформления книги, но и вошел в историю русской книжной графики XX века.

В период становления, в период поисков Петровым-Водкиным своего стиля в искусстве, вышла в свет в издательстве «Грядущий день» первая его книжка – детская повесть «Аойя. Приключения Андрюши и Кати в воздухе, под землей и на земле» (1914) с иллюстрациями автора, создававшимися этапами, начиная с 1911 года. Она наполнена невероятными событиями, произошедшими с девочкой и мальчиком, которые случайно оказались на воздушном шаре, совершили путешествие по воздуху, попали в страшный шторм, затем, несомые ветром, оказались на маленьком острове в океане. И далее: исчезновение Кати, поиски ее Андрюшей, извержение вулкана, встреча друзей под землей во владениях Вулкана и Лавы, знакомство с аойцами – жителями острова, прибытие корабля, прощание с островом и сказкой.

Свою повесть «Аойя» Петров-Водкин назвал «очень большой и очень курьезной». Действительно, книга захватывает, язык ее энергичный, выразительный, образный требует от читателя активности восприятия. На выставке представлена одна из четырех имеющихся в собрании Вологодской областной картинной галереи иллюстраций к этой повести. Спящая в пейзаже девочка в рисунке «Катя у ручья» вызывает в памяти известную картину мастера «Сон» (1910). Их объединяет и ощущение отстраненности спящих от реальности, и присутствие нарастающего в полной тишине сна чувства тревоги – сон защищает сознание, но делает беззащитным тело. В иллюстрации это чувство обусловлено надвигающимся извержением вулкана, о котором говорится в тексте: «Бедная девочка еще не знала о подземной жизни, которая клокотала под ее ногами, она забыла о вулкане, кудрявой шапкой царившем над островом». Это особое ощущение не разрушает даже введение в композицию чисто бытовой детали – брошенного в ногах чайника.

Все рисунки в повести «Аойя» стилистически едины, хотя каждый из них имеет свое особое образное звучание. Они объединены общим эмоциональным строем и согласованы с повествованием. В результате такого подхода к оформлению книги был создан Петровым-Водкиным цельный, гармоничный, оригинальный ее облик. Талант писателя и художника здесь слились воедино.

Л. В. Кербут, зав. отделом русского искусства

Заявка успешно отправлена

Спасибо за вашу заявку! Мы свяжемся с вами в ближайшее время

Бронирование билетов

Укажите данные для связи, мы перезвоним для уточнения деталей

Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Заявка успешно отправлена

Оставьте заявку, мы перезвоним для уточнения деталей заказа

Оформить заказ

Укажите данные для связи, мы перезвоним для уточнения деталей

Нажимая на кнопку, Вы соглашаетесь на обработку персональных данных